» » » История успеха торговой марки "Шустов"

История успеха торговой марки "Шустов"

 Історія успіху торгової марки "Шустов"

Во второй половине XIX века в России миллионные состояния делались буквально из воздуха. Бывшие деревенские мужики и их сыновья, совершенно не стеснявшиеся своего низкого происхождения, проворачивали сумасшедшие сделки и получали огромные деньги за это. Возникали фирмы, через которые проходили огромные денежно-товарные массы. Возникали они для того, чтобы через год или два бесследно исчезнуть. Сметливый и практичный крестьянский ум помогал найти среди множества решений то самое, единственно правильное, которое быстро приводило на вершину финансового благополучия. И именно в такие времена и прогремела на весь мир фамилия Шустовых.

История успеха

В 1802 году приехал в Москву из села Дединова Зарайского уезда Рязанской губернии Леонтий Архипович Шустов (в ту пору говорили и писали не Архипович, а Архипов, подразумевая это как «Архипов сын»). Вольноотпущенный крестьянин из поместья генерала Измайлова, окунувшись в московскую суету, довольно быстро освоился с новым бытом. И вот уже в 1811 году он получил звание купца третьей гильдии Кошельной слободы Яузской части Москвы. Правда, постоянной торговли у него не было, в городских документах он числился как «неторгующий купец», а основным источником средств к существованию была работа на ниве религиозного просвещения: Леонтий Архипович числился дьячком прихода церкви Николы в Кошелях. Жил он с женой Анисьей Ивановной сытой размеренной жизнью, и к 60 годам Бог подарил ему сына, нареченного при крещении Николаем, в честь Николая Чудотворца.

Очень хочется сказать, что ребенок рос шустрым, не по годам смышленым. Но о раннем периоде жизни основателя знаменитой фирмы «Шустов с Сыновьями» известно очень мало, можно сказать, что почти ничего. Но вот, то малое что известно. Скандалистом и дебоширом Николай Леонтьевич не был. В его личном деле, заведенном в губернском полицейском департаменте, написано, что он «под судом и следствием не состоял».

Николай Шустов напротив свел вполне добропорядочную жизнь городского обывателя и уже в своих 20 лет, что по тем временам считалось довольно рано, обвенчался с дочерью замоскворецкого купца Аграфеной Алексеевной.

А вот наследника у него долгое время не было. В 1843 году Бог наградил Николая Леонтьевича Шустова дочерью Надеждой, через пять лет жена принесла ему вторую дочь, крещенную Екатериной, еще через пять лет родилась Ольга, а через год, в 1854 году родилась и четвертая дочурка – Наталья. И только пятым по счету ребенком оказался мальчик. Назвали мальчугана в честь отца - Николаем. В семье Шустовых появился наследник. Ради него уже стоило начинать большое дело, о котором Николай Леонтьевич думал довольно давно.

Первое дело

В Москве второй половины позапрошлого века существовало более трехсот заводов, заводиков и цехов, занимавшихся одним и тем же делом – производством хлебного вина, как тогда называлась обыкновенная водка. Воистину, веселием Руси было есть и наверное долго еще будет питие, а поэтому Шустов - старший, правильно решив, что, поставив на водку, не проиграет, зарегистрировал в 1863 году в Москве компанию – Торговый дом «Шустов с Сыновьями», которая согласно уставу имела одну цель - производство и продажу разрешенных законом спиртных напитков. К этому времени у Николая Леонтьевича появился и второй сын Владимир.

Первым предприятием молодой фирмы стал водочный завод, расположившийся в бывшей кузнечной мастерской на Маросейке. Накопленных родителями денег еле хватило на то, чтобы поставить перегонный чан и нанять всего лишь троих рабочих. Хозяин знал толк в хорошей водке и прекрасно понимал, что если он будет гнать напитки низкого качества, коими была залита тогда вся Россия, то долго его заводику не протянуть. Конечно, деньги вложенные в предприятие он бы без сомнения все равно бы отыграл и даже с некой прибылью, но репутацию фирмы испортил бы навсегда. Поэтому за качеством производимого напитка Николай Леонтьевич следил очень строго. Так же, как и за трезвостью своих рабочих.

Однако на одном только качестве поднять предприятие было все равно очень тяжело. Рядовой обыватель про новую водку знал крайне мало и предпочитал ей знакомые уже марки. Выходов было два: снижать цену за счет ухудшения качества либо тратить большие деньги на рекламную кампанию. Снижать качество Шустов конечно же не хотел, а большими деньгами не располагал. Поэтому им был найден третий путь, оказавшийся вполне успешным.

Через своих знакомых Николай Леонтьевич нашел нескольких студентов, которые за хорошую плату ходили по кабакам и требовали везде подать именно «шустовскую» водку. Студентам разрешалось даже немного подебоширить – на сумму не больше 10 рублей. Их заработком был процент от заказов, поступивших на фирму от «окученных» ими предприятий общественного питания и питья. Таким образом, за короткое время все московские кабатчики узнали о существовании весьма недурной и относительно дешевой водки. Дела фирмы пошли в гору. В результате проведения такой (весьма своеобразной) рекламной кампании в 1865 году завод переехал в более просторное помещение на Мясницкой улице, где он просуществовал вплоть до 1880 года.

К тому времени у компании «Шустов с Сыновьями» были уже и склады, и собственный магазин в доме предпринимателя Заводова. Да и количество сыновей выросло: видимо, почувствовав вину за большое количество дочерей, природа наградила Николая Леонтьевича и Аграфену Алексеевну еще тремя наследниками – Павлом (1868), Сергеем (1873) и Василием (1875).

Требуйте наливки Шустова!

В 1880 году московский завод Шустовых переехал в последний раз. Теперь его адрес звучал так: Большая Садовая, дом напротив церкви Святого Ермолая, Пресненской части. В том же году фирма стала постепенно переходить с хлебного вина на различного вида настойки, наливки и ликеры. Еще сам Леонтий Архипович Шустов, бывало, настаивал на водке разные травы и ягоды. Он знал великое множество рецептов таких настоек и свои секреты передал старшему сыну, Николаю, а тот пустил их в дело. И в наше время многим знакомы такие напитки, как «Зубровка», «Спотыкач», «Рижский бальзам», «Запеканка», «Нектарин», «Рябина на коньяке». Все эти наливки и настойки вот уже более ста лет выпускаются на основе рецептов и технологий, запатентованных в свое время Николаем Леонтьевичем Шустовым. Более того, «Рябина на коньяке», или просто «Рябиновая», считалась фирменным напитком Торгового дома. Ее бутылки вытянутой конусообразной формы украшали витрины всех шустовских магазинов, а их к концу XIX века было (как по Москве, так и вообще по Руси) уже множество, причем оформляли витрины везде одинаково – в центре стояла большая бутыль, в три раза больше, чем обычная, а вокруг нее выстраивались шеренги бутылок обычных. Продажа сопровождалась такой массированной рекламной кампанией, которую Россия еще не видела.

Король пиара

«Земля здесь дает обильный урожай, в частности, превосходное вино, – писал в XVII веке посетивший Армению французский купец Шарден. – По преданию, первую виноградную лозу в Ереване посадил своими руками еще патриарх Ной. Именно здесь жил Ной до потопа, да и после него, когда спустился с горы Арарат, где остановился его ковчег».

Впервые коньяк в Армении был произведен в 1887 году, когда купец первой гильдии Николай Таиров (Таирян) построил на месте старой Ереванской крепости первый в России коньячный завод. Он состоял из каменного одноэтажного здания для перегонного аппарата, 217 карасов для хранения вина общей емкостью 12 000 ведер и шести дубовых чанов по 150–200 ведер. Новое производство просуществовало до 1899 года, однако Таирову так и не удалось наладить сбыт своей продукции – несмотря на отменное качество напитка, люди не покупали дешевые армянские коньяки, предпочитая им дорогие французские. Практически разорившись на своем, как он думал, удачном коммерческом предприятии, Таиров в конце концов заложил завод в Тифлисском банке.

К тому времени в фирме Шустова произошли существенные изменения. Компании было уже тесно в рамках Торгового дома, и в 1896 году она была преобразована в паевое товарищество с капиталом в 1 000 000 рублей. Во главе товарищества встал старший сын Николая Леонтьевича – Николай Николаевич. Сам Николай Леонтьевич к тому времени был уже тяжело болен. Через два года он умер и был похоронен на кладбище при Александровском женском монастыре.

Перед смертью он сказал старшему сыну: «Николай, я много добра оставил вам в наследство. Но самое главное, я оставил вам имя, которое стоит сейчас больше, чем вся наша фирма. В нашу фамилию я вложил свой труд, и теперь она уже только одна может приносить хороший доход. Вы только ее не попортите. Это делать имя трудно, а испортить его ой как легко».

К концу века в состав правления «Торгово-промышленного товарищества “Н. Л. Шустов с Сыновьями”» входили Николай Николаевич, Павел Николаевич, Сергей Николаевич и Василий Николаевич Шустовы (Владимир умер в 1883 году). После смерти отца братья не передрались из-за наследства, а дружно взялись за дело дальнейшей раскрутки фирмы. Они были до того хваткими и до того твердо стояли друг за друга, что получили в народе прозвище «американцы».

Первым и, безусловно, самым успешным предприятием Николая Николаевича Шустова на посту главы товарищества была покупка в 1899 году за 50 000 рублей заложенного Таировым коньячного завода.

Чтобы не повторить ошибку прежнего хозяина, братья решили наладить сбыт новой продукции, для чего повели массированную рекламную кампанию.

Николай Николаевич, помня пример отца, лично отобрал два десятка молодых юношей из хороших семей, положил им хорошую зарплату и на свои деньги послал в Европу и в Америку. В обязанности этих секретных шустовских агентов входило не менее чем два раза в день заходить с дамой в какой-нибудь шикарный ресторан, заказывать великолепный стол, а когда сервировка подходила к концу, просить обязательно принести «бутылочку шустовского коньячка». В ответ на заявление официанта о том, что про такую марку здесь никто и слыхом не слыхивал, молодой человек удивленно поднимал брови и, делая вид, что не верит своим ушам, переспрашивал: «Как, у вас нет шустовского коньяка, самого лучшего коньяка в мире?» Получив утвердительный ответ, он поднимался, извинялся перед дамой за то, что привел ее в эту «забегаловку», полностью расплачивался по счету, хотя не притрагивался ни к чему, и, пообещав, что никогда впредь ноги его здесь не будет, покидал заведение. Стоит ли говорить о том, что уже спустя месяц после начала акции все крупные западные рестораны, а вслед за ними и рестораны помельче, в спешном порядке стали заказывать странную марку из России. Пошла она весьма хорошо.

Но это на Западе. Что касается России, то тут по агрессивности рекламы с шустовским коньяком не мог тягаться никто. Все газеты и журналы пестрили объявлениями.

Зачем платить втрое дороже за заграничный коньяк, когда можно с пользою употреблять русский, дешевый, совершенно натуральный и прекрасно выдержанный Кавказский и Крымский коньяки торгового дома Н. Л. Шустова в Москве.

Все это печаталось не в какой-нибудь бульварной прессе, а в главных печатных органах. Многие годы на обложке самого читаемого в России журнала «Нива» помещалась реклама шустовского коньяка – прямо под названием журнала.

Популярная в Москве артистка Тамара (фамилию свою она скрывала, что так и осталось для истории загадкой; говорили, будто она была незаконнорожденной дочерью князя Трубецкого), находясь в образе Ларисы («Бесприданница», пьеса Островского), просила подать ей именно «шустовского коньяку», хотя во времена написания пьесы такая марка еще не существовала. За эту невинную историческую ложь она получала ежемесячно 1500 рублей.

Плакаты с фирменным знаком компании – медным колокольчиком и надписью «Коньяки Шустова» – украшали борта пароходов и дирижаблей, таблички с таким же содержанием были прикручены к конным экипажам. Та же надпись была выведена на вагонах конки, а когда на улицы Москвы выбежал первый трамвай, на его крыше красовалась нарядная рекламная шустовская табличка…

Реклама сделала свое дело: уже в начале ХХ века о русском коньяке знала не только Россия, но и заграница. Для того чтобы еще больше укрепить славу своей продукции, Николай Николаевич Шустов в 1900 году инкогнито послал образцы коньяка на выставку в Париж. Жюри, состоявшее из маститых французских дегустаторов, единодушно присудило неизвестному виноделу Гран-при, а узнав, что он не француз, настолько удивилось, что даже в порядке исключения даровало Н. Н. Шустову, единственному в мире иностранному виноделу, привилегию на бутылках со своей продукцией писать не «бренди», как это было положено, а именно «cognac». Больше такого права за историю коньячного производства не удостаивался никто. Всего же «русские коньяки Шустова» получили более трех десятков медалей на выставках в Турине, Нью-Йорке, Милане, Лондоне, Льеже, Глазго, Бордо, Амстердаме, Антверпене, Новом Орлеане.

Что идет в конце начала

После ереванского братья купили коньячный завод в Кишиневе, так что хорошо знакомый всем россиянам «Белый аист» тоже по праву может называться шустовским коньяком. А вообще, к началу XX века фирме «Шустов с Сыновьями» принадлежали: водочный и ликерный завод в Москве с 250 рабочими, коньячный завод в Ереване (тогда – Эривань) с 25 рабочими, коньячный завод в Кишиневе с 20 рабочими, виноградники в Кюрдамире, коньячные и ликероводочные склады в Москве, Варшаве и Кюрдамире. Товарищество имело отделения в Петербурге, Нижнем Новгороде, Вильно, Одессе, Смоленске, а также в Лондоне и Париже, куда ежегодно поставлялось несколько тысяч ящиков «коньяка от Шустова».

В 1912 году товарищество получило высочайшее по тем временам звание «поставщиков двора Его Императорского Величества». Для того чтобы удостоиться такого титула, претендент должен был за восемь лет работы не получить ни одной рекламации на качество своей продукции. К тому времени годовой оборот фирмы составлял огромную для России сумму – 10 000 000 рублей, а ее активы оценивались в 6 000 000 рублей. Только в Москве товарищество занимало территорию в два с половиной квадратных километра, на которой находилось около сорока строений. По производству коньяков товарищество занимало четвертое место в мире, а по производству ликеров и наливок – первое.

1 апреля 1913 года Товарищество с помпой отметило свое пятидесятилетие. Коньяки и вина лились рекой, служащим компании было выделено 60 000 рублей в качестве премии. И никто не мог даже подумать, что этот год будет последним удачным годом шустовской империи.

В 1914 году, после начала Первой мировой войны, Государственная дума объявила в России «сухой закон». Все шустовские предприятия были законсервированы. Как тогда считали, временно. В отчете по акцизным сборам за 1915 год значилось: «По Эриванской губернии действующих коньячных заводов нет, недействующих – 14».

В 1917 году молодое большевистское правительство одним из своих декретов национализировало имущество фирмы. Николай Николаевич Шустов, глава фирмы, потомственный почетный гражданин города Москвы, гласный Московской городской думы, выборный московского купеческого сословия и Московского биржевого общества, член Русского технического общества, почетный член Русского спортивного кружка, член совета Русского гимнастического общества, член правления Благотворительного общества при городской больнице Святого Владимира и почетный член Московского отделения Попечительства императрицы Марии Александровны о слепых, много лет возглавлявший Пресненское попечительство о бедных, не дожил до этого момента. Умер 19 января 1917 года. В завещании он отписал свой дом (Большая Грузинская, 9) Пресненскому попечительству для создания в нем богадельни, яслей, народной столовой и вечерних классов для рабочих.

Оставшиеся братья всеми силами старались вернуть хоть часть принадлежавшего им имущества. С большевиками вести переговоры было бесполезно, и они обратились к правительству Армении с требованием вернуть коньячный завод в Ереване, но в ответ получили категорический отказ. Тогда, для того чтобы получить хоть какую-то компенсацию, братья пошли на крайний шаг – они переработали на коньяк считавшийся ранее неприкосновенным драгоценный запас коньячных спиртов еще «таировской» выдержки.

О послереволюционном периоде жизни братьев Шустовых известно крайне мало. Достоверно известно только то, что они не уехали за границу. Сергей Николаевич работал в Центросоюзе. В 1927 году вышла его книга «Виноградные вина, коньяки, водки и минеральные воды». И сейчас в России живет много потомков Шустова, одним из которых был прекрасный советский актер Зиновий Яковлевич Гердт.

В советские времена фамилия Шустовых официально упоминалась только в личной переписке Черчилля. Черчилль, который, как известно, всем напиткам предпочитал армянский коньяк, не упускал случая подразнить советскую власть, упорно заказывая себе шустовский. В год Черчиллю отправляли по 400 бутылок, из расчета одна бутылка в день, а остальное – для гостей. Коньяк для него в самом деле брали из особой бочки, заложенной на ереванском заводе еще Шустовыми. Но во всех сопроводительных документах советская власть упрямо поправляла Черчилля: «бывший шустовский».

Шустов и Одесса – как все начиналось

1803 год. Одесса является одним из самых первых городов в Российской империи, который получает доступ к такому благородному напитку как коньяк. С 1803-го через порт города начинают поставлять лучшие коньяки производства именитых домов Франции в Российскую империю. С этого и начинается знакомство империи с благородным коньяком.

1840 год. В Южной Пальмире коньяк, который здесь называют французской водкой, становится невероятно популярным. Активно развивается кустарное производство напитка, что делает необходимым основание в Одессе настоящего коньячного производства.

1863 год. Николай Леонтьевич Шустов основывает собственное винокуренное предприятие и торговую марку «Шустов». Под брендом выпускаются вина, наливки, настойки и спотыкачи. Покорять рынок приходится в условиях жесткой конкуренции, делая ставку не на количество, а на именно качество продукции.

1896 год. С вступлением в успешное дело трех сыновей Шустова фирма преобразуется в «Товарищество коньячного и водочного заводов, складов русских виноградных вин Николая Леонтьевича Шустова с Сыновьями». Свою деятельность Товарищество ведет по всей империи. Под особо пристальным прицелом Шустовых находятся Бессарабия и Одесса — как удачное место для развития собственного коньячного производства и импорта продукции через Одесский порт.

1897 год. Спиртокуренный завод Товарищества виноделия, который находится на Бугаевке в Одессе, выпускает первый одесский коньяк под названием «Феникс».

1899 год. В Одессе создано Акционерное общество Черноморского виноделия, ликерного и коньячного производства. Его учредители собираются «устроить и эксплуатировать в городе Одессе заводы для выделки коньяка из виноградных вин». Для этих целей общество приобрело участок по адресу Мельничная, 23 — там, где позднее появится Одесский коньячный завод.

1900 год. Крупнейшей победой Шустовых стало присуждение их продукции в 1900 году Гран-при на Всемирной выставке в Париже. Именно тогда Шустовы были удостоены чести писать на своей продукции слово cognac, а не бренди, как это было принято.

1903 год. Товарищество Шустовых открывает свое агентство в Одессе по улице Скобелева (Еврейской), 12. Одесское агентство обслуживает весь юго-западный̆ регион Российской империи, обеспечивая его высококачественной крепкой продукцией Шустовых.

1911 год. Для расширения своей деятельности Товарищество Шустова с сыновьями приобретает участок по адресу Мельничная, 23, который ранее принадлежал обществу Черноморского виноделия.

1912 год. На приобретенном участке Шустовы открывают филиал Товарищества в Одессе — так называемые Центральные склады коньяков и виноградных вин. В этом же году Товарищество получает звание Поставщика Двора Его Императорского Величества. На это время среди наград шустовской продукции — Гран-при в Турине, Лондоне, Льеже, Милане, Лондоне, Неаполе. За победу на Всемирной выставке в Париже Шустовы получают право писать на этикетках слово cognac, а не бренди — такой чести ранее не удостаивался ни один производитель родом не из Франции.

1913 год. К 50-летию основания товарищества годовой доход приближался к 10 000 000 рублей. На сегодняшний день — это эквивалент нескольким сотням миллионов долларов. По производству коньяков фирма вышла на четвертое место в мире, а по производству настоек и наливок — на первое. Товарищество Шустовых обзавелось шестью заграничными агентствами в Париже, Лондоне, Роттердаме, Чикаго, Брюсселе и Мельбурне.

1921 год. С приходом советской власти предприятие Шустовых в Одессе повысило свой статус. Центральный склад товарищества начал именоваться «заводом бывшим Шустова», а со временем — Одесским коньячным заводом.

1929 год. На Одесском коньячном заводе, именно так к тому времени начало называться одесское предприятие Шустовых, выпускалось 39 наименований продукции: вина, коньяки, виноградные водки, аперитивы, пунши и наливки.

1947 год. В послевоенный период возрождение коньячного производства на Одесском коньячном заводе началось в 1947 году. А годом позже купажний цех предприятия выпустил первый послевоенный коньяк «Три звездочки».

1956 год. Одесский коньячный завод вновь начинает работать как коньячное предприятие полного цикла. Здесь выкуриваются собственные коньячные спирты, которые на долгие годы закладываются на выдержку в дубовые бочки. До 1956 года ОКЗ является единственным заводом-изготовителем коньяка в Украине.

1998 год. Завод успешно развивает сырьевую базу и восстанавливает утраченные виноградники. В поселке Великодолинское (в прошлом — «Гросслибенталь», что по-русски «Долина большой любви») под Одессой на 660 гектарах высажены первые саженцы элитных сортов винограда, закупленные во Франции — во всемирно известном питомнике мсье Раймонда.

1999 год. Объем производства продукции на Одесском коньячном заводе составил 615 тыс. декалитров или 57,5% от общего выпуска коньяков в Украине.

2002 год. На ОКЗ начинает работать новый цех коньячного спиртокурения — самый мощный в Европе. Он оснащен перегонными аппаратами французской фирмы Prulho из французской провинции Шаранта. Именно Prulho считается настоящей законодательницей мод в производстве оборудования для коньячного спиртокурения.

2006 год. В Великодолинском запущен новый современный комплекс первичного виноделия. Благодаря этому Одесский коньячный завод становится ведущим украинским предприятием полного цикла производства.

2012 год. Европейская Бизнес-Ассамблея наградила Одесский коньячный завод особым призом и статусом «Лучшее коньячное предприятие Европы». Эксперты отметили тот факт, что уже более ста лет предприятие производит коньяк по классической французской технологии — так, как его делают в регионе Коньяк.

Шустов сегодня

Сегодня цех спиртокурения Одесского коньячного завода — самый масштабный в Европе. За сезон спиртокурения (около 6 мес.) здесь можно перекурить до 3 млн. декалитров коньячных виноматериалов и получить до 2 тысяч декалитров абсолютного алкоголя в сутки. В цехах выдержки ОКЗ хранится более 15 тысяч бочек коньячных спиртов. Это настоящий золотой запас коньячной отрасли — наибольший в стране.

Марка «Шустов», под которой продаются довольно популярные украинские коньяки, принадлежит алкогольному холдингу Global Spirits, а само производство ведется на мощностях Одесского коньячного завода. Последний знаменит своими дубовыми бочками, а также отлаженным технологическим процессом, что позволяет говорить о стабильном качестве коньяков Шустов.

Несмотря на богатый выбор, наибольший интерес вызывают коньяки Шустов серии «ESTE», марочные и коллекционные. Среди относительно недорогих ординарных, можно выделить «Гран-при Париж VVSO», обладающий хорошим букетом с выраженными цветочными тонами и насыщенным вкусом. Пятилетние «Шустов» и «Десна» являются хорошим компромиссом недорогой цены и качества.

Из марочных, неплохим выбором станет Коньяк Шустов Юбилейный, выдержкой не менее девяти лет. Вкус довольно сложный, в тоже время аромат легкий, с шоколадно-ванильными тонами.

Интересен так же и 10-летний «Шустов Аркадия», со сложным букетом и необычно длинным послевкусием.

В 2013 году Одесский коньячный завод начал экспортные поставки коньячных спиртов собственной выкурки во Францию.

А в конце года в старинных подвалах ОКЗ открылся Музей коньячного дела Н. Л. Шустова — первый и единственный в Украине.

поделиться
читайте также
История успеха коньяка Арарат История армянского коньяка История грузинского коньяка Классификация коньяка
комментарии